Лубочная литература. Исчезнувший жанр

Ровно 100 лет назад – 19 мая 1919 года – вышло постановление Совета народных комиссаров об изъятии из продажи лубочной литературы. Малая советская энциклопедия определяет лубочную литературу как дешевые массовые издания в дореволюционной России, многократно переиздававшиеся, к которым относятся переделки сказок, былин, жития святых, литературных произведений, сборники анекдотов, песенники, сонники, печатавшиеся обычно с лубочными картинками.

 Как явление письменное, но при этом анонимное и традиционное, лубочная литература, играя роль посредника между фольклором и литературой, имела важное просветительское значение. История появления такой литературы весьма любопытна: в Западную Европу она пришла в XVI—XVII столетиях,  в Россию – во второй половине XVIII века. Как пишут исследователи, до этого времени не было различия между слоями читателей: уровень понятий в сфере грамотных людей был сходный – оттого и книги были одинаковые, равно всем доступные по содержанию. Но потом научная и эстетическая мысль стала стремительно развиваться, и это привело к тому, что низшие слои населения начали «отставать». Простой публике нравились такие же простые книги, а спрос, как известно, рождает предложение…

Название «лубочная литература»  происходит от лубочных листов или лубков – картинок примитивного содержания с поясняющим текстом. Лубочные книги и листовки, как и рукописные издания, были написаны метким, кратким, образным разговорным языком. Авторы и составители этих книг и картинок часто еле владели грамотой, однако хорошо знали жизнь народа, его запросы. 

Что это были за издания? Вот пример лубочного «книжного топа»:

  – простонародные календари;

  – книжки по магии, гадальные книжки, сонники и т. п.;

  – руководства вежливости и галантерейности;

  – сборники анекдотов и кратких рассказов – аллегорических, сатирических или нравоучительных;

  – письмовники любовные и деловые, романы и повести….

К перечисленному списку светских лубочных изданий добавлялись многочисленные руководства к выбору жен и ключи к женскому сердцу, сонники, травники, гадательные книги, песенники, сборники сказок, литературных анекдотов и новелл, а также произведения русских писателей, опубликованные с искажениями и без указания авторства.

Большую роль играла и конкуренция лубочных издателей, стремившихся завлечь читателя броскими и многообещающими заглавиями. Характерны, например, названия, дававшиеся гоголевскому «Тарасу Бульбе»: «Разбойник Тарас Черномор», «Тарас Черноморский», «Приключения казацкого атамана Урвана»…

Как бы то ни было, лубочниками в XIX веке были распространены сочинения известных писателей – басни Крылова, сказки Жуковского, повести Карамзина, «Юрий Милославский» Загоскина, «Ледяной дом» Лажечникова, «Конек-Горбунок» Ершова, собрание сочинений и отдельные произведения Пушкина, повести Гоголя, «Песня про купца Калашникова» Лермонтова, отдельные рассказы из «Записок охотника» Тургенева, «Севастопольские рассказы» Л. Толстого, «Князь Серебряный» А. Толстого…

Распространители лубка чаще всего сами шли к покупателям. В городах это были толкучие рынки — в Москве сначала Спасский крестец, затем, когда торг у Кремлевских стен был запрещен — Сухаревская площадь, Холщевый ряд в Китай-городе, Мытный двор у Москворецкого моста. Здесь книги и картинки развешивали для обозрения на веревочках или прикрепляли к церковной ограде; продавец («ходебщик») громким голосом, иной раз в стихах, толковал их содержание, перемежая свою рекламу суждениями о политике. В деревню лубки попадали через офеней (книгонош, коробейников, картинщиков).

Образованные современники тоже относились к таким книгам с огромным презрением. А больше всего «лубки» раздражали представителей «высокой литературы». Писатели искренне недоумевали, почему народ любит эти простенькие безвкусные книжонки, а не их глубокие и высокодуховные книги.

Не смотря на то, что лубочную литературу некоторые ученые называют «антологией банальностей», она является самым бесценным пластом информации, который даёт нам знания, чем жил народ, что его интересовало, каковы были нравы столетия назад.

Возможно нам, живущим в информационном обществе в эпоху господства Интернета, все эти картинки могут показаться нелепыми и смешными. Но все-таки лубочные книги – это тоже книги. Кто-то хранил их под подушкой и перечитывал перед сном. Кого-то они спасали от дурных мыслей и сердечных терзаний. У кого-то вызывали искренний смех… Они были частью повседневности, толикой жизни. А разве не это одно из предназначений книг?