«Форменная классика».Образы русских писателей в рекламе

 Кажется, что наши писатели-классики совсем не нуждаются в рекламе. Но, может быть, в их рекламе нуждаемся мы?

Недавно прошедший чемпионат мира по футболу  не оставил равнодушными не только болельщиков, но и  деятелей искусств. Так, к Международному театральному фестивалю стран СНГ и Балтии «Встречи в России» появились баннеры, на которых великие русские классики изображены в футбольной форме на зеленом поле.

Самый петербургский из писателей Федор Достоевский одет в рубиновую форму, а на груди его футболки гордо красуется эмблема клуба — два скрещенных топора. Это прозрачнейший намек на Родиона Раскольникова и «Преступление и наказание».

 

 

В цвета петербургского «Зенита» оказался одет Михаил Лермонтов — на его футболке и шортах «белеет парус одинокий».

 

 

Николай Васильевич Гоголь – в форме, отдаленно напоминающую амуницию «Спартака». На груди великого писателя – три лошадиных головы. Это снова отсылка к литературе – один из самых известных отрывков из «Мертвых душ»: «Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета…».

 

Напомним, великие русские писатели не первый раз переодеваются в спортивную форму. Еще в 2012 году Лев Николаевич Толстой, Антон Павлович  Чехов и Александр Сергеевич  Пушкин фантазией представителей Роспечати и Союза книготорговцев были превращены в тренеров. Классики пропагандировали интерес книгам в рамках проекта «Занимайся чтением». Постеры с писателями в тренировочных костюмах разлетелись сначала по Москве, а потом — по всему интернету.

Так, Пушкина авторы концепции переодели в красную форму, на которой красовались пистолеты – намек на роковую дуэль.  «Начинать с небольших текстов, постепенно увеличивая нагрузку», — советовал Александр Сергеевич.

 

Антона Павловича нарядили в синюю экипировку с чайкой. Чехов рекомендовал «три подхода по семь страниц ежедневно».

 

 

Льва Николаевича создатели рекламной кампании подкололи масштабами его романов. Толстой в форме с надписью «War and Peace» («Война и мир») обещал читателям, что «на 500-й странице откроется второе дыхание».

 

 

Как вам такой рекламный ход?