Учителя, ставшие писателями.

Почти каждый писатель может стать учителем, но далеко не каждый учитель в состоянии в один прекрасный день превратиться в писателя, хотя  многие известные писатели и поэты зарабатывали на жизнь преподаванием. Вспомним тех, кто проводил свое время не только над рукописями, но и у школьной доски.

Лев Николаевич Толстой. Великий русский писатель открыл 26 народных школ и сам обучал грамоте крестьянских детей. Он много путешествовал, изучая образовательные системы других стран. Наиболее интересные методики Толстой применял в русских школах. В Яснополянской, например, царили особые правила. А точнее, их не было совсем — ученикам давали полную свободу. Жесткой образовательной программы не было, в классе ученики сидели, где хотели, домашнюю работу давали не на дом, а делали прямо в школе. В любое время дети могли пойти домой, но часто, увлеченные беседами, они засиживались с учителями допоздна.

Сам Толстой преподавал старшим ученикам математику, физику, историю. На его занятиях дети писали сочинения, лучшие из них потом зачитывали и обсуждали в классе. Давать уроки Лев Толстой продолжал с перерывами до конца жизни. Свои задумки и методики он описывал в педагогическом журнале «Ясная Поляна». В 1872 году Толстой издал «Азбуку» — четырехтомник с былинами, баснями, загадками для учеников и методическими советами для учителей.

Иннокентий Анненский. Известный русский поэт  посвятил педагогической деятельности почти всю жизнь. Выбор этот был скорее вынужденный: он женился на вдове с двумя детьми и не мог позволить себе перебиваться литературными гонорарами. После университета Анненский преподавал древние языки и русскую словесность в гимназии Гуревича. Современники вспоминали, что античный мир буквально поглотил его. Поэт перевел на русский весь театр Еврипида, ставил пьесы Софокла и следил, чтобы все костюмы шили в стиле эпохи. При нем зал, в котором проходили выступления, был расписан древнегреческими фресками.

Позже Анненский работал директором, в том числе в престижной Царскосельской Николаевской гимназии. Она имела титул Императорской, поэтому на пост руководителя искали не просто хорошего педагога, но и знатока этикета. Одним из учеников Анненского в Царском Селе был Николай Гумилев. Когда будущего поэта собирались отчислить за плохие отметки, директор позволил ему остаться на второй год.

Спустя 10 лет работы Анненского уволили: он заступался за гимназистов, которые участвовали в политических выступлениях. Еще через два года его пригласили читать лекции по истории древнегреческой литературы на Высшие историко-литературные курсы Николая Раева.

Владимир Набоков. Преподавательская карьера русского писателя началась после эмиграции в США. Его литературные гонорары были совсем небольшими, и он предложил свой курс лекций по литературе нескольким университетам. Сначала Набоков устроился в женский колледж Уэлсли. Об этой работе Набоков с иронией говорил, что «приколачивает гвозди золотыми часами». Позже его пригласили в более престижный Корнельский университет.

Набоков требовал от студентов многого: занимать одни и те же места, знать каждое произведения до мельчайших деталей. На лекциях запрещалось «разговаривать, курить, вязать, читать газеты, спать». Манера преподавания у Набокова была весьма эксцентричной. Он мог молча погасить свет в аудитории и затем поочередно включать лампы, объясняя, кто из писателей главный «на небосводе русской литературы». На доске писатель чертил планы и чертежи: схему поединка Ленского и Онегина, планировку квартиры Грегора Замзы, план вагона Анны Карениной. Студенты должны были тщательно все копировать. Набоков открыто издевался над ненавистными ему писателями и называл их «ничтожествами» — особенно доставалось Достоевскому, Томасу Манну и Рильке. Зал на лекциях эпатажного преподавателя был всегда полон.

Владимир Набоков преподавал 18 лет. К тому времени гонорары за «Лолиту» позволили ему оставить университет. Когда Набоков закончил последнюю лекцию, студенты брали у него автографы.

Стивен Кинг. Будущего «Короля ужасов» на работу на ниве преподавания подвигла катастрофическая нехватка денег – ему нужны были средства на издание своих романов, поэтому он работал где только мог, в том числе и в Академии Хамбдона в американском штате Мэн – там он преподавал английский язык. Студенты, вспоминая Кинга, говорят, что он был внимателен к каждому из них, контрольные и экзаменационные работы читал вдумчиво и оценивал их справедливо – во всяком случае, обиженных, а потому затаивших на него злобу, пока отыскать не удалось.

Карьера Кинга-преподавателя закончилась, когда одно из издательств решило напечатать его роман «Кэрри», до этого три года лежавший на полке. Интересно, что сообщение об этом он получил, когда проверял тетради в учительской. Своей радостью Кинг тут же поделился со студентами, один из них вспоминал впоследствии, как их преподаватель вошел в класс с цветком одуванчика – вместо бутоньерки – в верхнем кармане пиджака и сказал, что один из его романов сначала издадут, а потом и экранизируют. Впоследствии в своем романе «11/22/63» главным героем Кинг сделал учителя, и – со знанием дела – рассказал о преподавательской хитрости, которой часто пользовался во время работы: «Секрет успеха в том, чтобы сперва захватить внимание студентов, а затем объяснить им, что правила осуществления проекта довольно просты».

Иосиф Бродский. После лишения советского гражданства известный русский поэт эмигрировал в США и стал «приглашенным поэтом» в Мичиганском университете. В течение следующей четверти века Бродский был профессором в шести американских и британских университетах, в том числе в Колумбийском и Нью-Йоркском. Он выступал с лекциями по всему миру: преподавал историю русской и мировой литературы, особое внимание уделял поэзии.

Лекции Бродского больше напоминали беседы со студентами, чем академические занятия. Биограф поэта Лев Лосев писал, что «все уроки Бродского были уроками медленного чтения поэтического текста». Однако поэт не жалел энергии и сил, чтобы донести до аудитории какую-нибудь мысль. Это выгодно отличало его от американских преподавателей, спокойных и рассудительных. Но Бродский не был таким уж «душкой» — его часто выводили из терпения малограмотные студенты, которые, например, не могли показать на карте место рождения Гамлета.

А вот одна из писательниц, которую знают без исключения все (или хотя бы слышали о ней) –Джоан Роулинг . Эта британская писательница прославилась как автор серии романов о Гарри Потере. Также она известна под псевдонимом Роберт Гэлбрейт, под этим именем вышли два её романа: «Случайная вакансия» и «Зов кукушки». А ещё, я думаю, некоторые люди должны её помнить и как своего учителя, ведь Джоан Роулинг несколько лет преподавала английский и французский языки.