Необыкновенный сказочник

21 октября родился известный русский писатель-сказочник, популярный драматург-сатирик и сценарист Евгений Львович Шварц. «Волшебник, Рыцарь, Сказочник» — таков образ Шварца, сложившийся с годами в нашей литературе. Он запомнился своими потрясающе добрыми и реалистичными изложениями известных сказок мировых классиков.

Мистика, фольклор, гиперболы, метафоры, лирика, многогранность любви и всепобеждающее добро - атмосфера произведений Евгения Шварца. Его герои - Красная Шапочка, Золушка, Волшебник и Принцесса с Медведем, Снежная Королева, Тень... Он написал два десятка пьес для драматической сцены, а также - для кукольного театра. Порой они с трудом пробивались на подмостки - чиновники усматривали в них смелые намеки на советскую действительность. Жанр его произведений до сих пор не определяют однозначно. Их причисляют одновременно к фантастике, сказке, сатире. Вот и фильмы по его сценариям получались внежанровыми - в аннотациях к одной и той же картине можно встретить пометки «мюзикл», «сказка», «мелодрама».

 

Евгений Шварц родился 21 октября 1896 года в Казани в семье врача. Его отец, Лев Борисович Шварц, был родом из Екатеринодара. За излишнее увлечение революционными идеями вместе со своей женой, Марией Федоровной Шелковой был сослан из холодной Казани, где родился Женя, в тёплый город Майкоп. Темпераментный красавец Лев Шварц играл на скрипке, пел, занимался чем-то подпольно-политическим, но главное — играл в любительском театре.

 

С раннего детства Женя признавал только те выдуманные истории, которые имели счастливый финал. Наотрез отказывался дочитывать книжку, заподозрив, что она может кончиться грустно. Впервые слушая про Дюймовочку, он с ужасным криком заткнул себе уши и не дал маме дочитать, потому что слишком боялся плохого конца. Мама пользовалась этим в педагогических целях: едва Женя садился за еду, она начинала импровизировать сказку. И к середине тарелки герои непременно оказывались на утлом суденышке в бушующем море. А дальше будущему сказочнику предъявлялся ультиматум: «Доедай всё до конца! Если хоть что-нибудь останется на твоей тарелке, они там все на судне утопнут в море!» И несчастный Женя подчищал свою тарелку до полного сияния, только чтобы все у всех и всегда кончалось хорошо.

Уже в детстве он умел видеть жизнь как череду забавных или грустных историй. Согласно многим источникам, характер у мальчика был сложный. В нём странным образом сочетались открытость и ранимость, скрытность и болезненная обидчивость. В три года научился читать, ещё раньше – мечтать, и, обладая развитым воображением, выдумывал различные истории, иногда пугая самого себя до полусмерти. Однажды мама спросила пятилетнего Женю, кем он станет, когда вырастет? «Я от застенчивости лёг на ковёр, повалялся у маминых ног и ответил полушёпотом: «Романистом». В смятении своём я забыл, что существует более простое слово – «писатель». Но я не сомневался, что буду писателем»… Женя вырос ярким, веселым и начитанным мальчиком.

 

 

Почти по дням свою жизнь он описал в дневниках-мемуарах, но существует загадочный пробел в пять лет. Лишь одно пишет он об этом периоде: «Мне не хочется рассказывать о тех годах, куда меня несло, туда я и плыл, пока несчастья не привели меня в себя». Только через столетие выяснились обстоятельства, которые Евгений Шварц тщательно скрывал всю свою жизнь. 

Позже стало известно, что в 1917 году он поступил в Добровольческую армию, участвовал в «Ледяном походе» Корнилова. При взятии Екатеринодара получил контузию, последствиями которой, тремором рук, мучился всю оставшуюся жизнь. Казачество не поднялось, штурм Екатеринодара провалился, Корнилов погиб, Шварц вернулся домой. Как он воевал, не брал ли пленных и что там случилось с его зубами, не узнает никто и никогда. Неизвестно даже, ушел ли он добровольцем или был призван насильно. Но даже не это главное. Как сумел Шварц скрыть этот факт своей биографии, сочинив взамен историю с продотрядом?! В годы, когда и намека на классово чуждых предков в седьмом колене хватало, чтобы сгинуть безвозвратно, Евгений Шварц служил в детском отделе Госиздата. И ведь не сидел в тени - печатался, ставился, выступал, был на виду и слуху. Как не увидел никто? Не вспомнил? Не донес?

Свой путь в литературе Шварц начал книгами для детей. Его первым редактором и наставником был С.Я. Маршак. Первая книжка – «Рассказы старой балалайки» (1924) - была напечатана в журнале «Воробей». Стихи и рассказы  Шварца охотно печатали все детские журналы и альманахи Ленинграда.

 

Потом стал сочинять детские книги, а вскоре - пьесы, среди которых переосмысление сказок знаменитого Андерсена: «Голый король», «Ундервуд», «Клад», «Красная шапочка», «Снежная королева», «Тень», но это уже во многом шварцевские герои и сюжеты. В них сплавлены реальность и чудеса. Поэтому их столь охотно экранизировали. Евгений Шварц обладал исключительным творческим чутьем и способностью дополнять чужие замыслы. Наиболее значимые его сценарии в кинематографе  – «Золушка», «Первоклассница», «Марья-искусница», «Дон Кихот».

 

Сказочных пьес у Шварца было немного, но славу ему принесли именно они. В 1956 г. состоялось знаменательное для мастера событие – премьера его эпохального произведения «Обыкновенное чудо», над которым автор работал более 10 лет. «Обыкновенное чудо» имел огромный успех в театрах Москвы и Ленинграда. В Волшебнике узнается сам Шварц, в жене волшебника – Катя, его жена. Пьеса была написана о ней и для нее.

 

С Екатериной Ивановной Шварц познакомился благодаря Вениамину Каверину. Оба были несвободны, но их любовь была сильной и настоящей.

С Екатериной Ивановной Шварц прожил 30 лет, постоянно терзаясь сомнениями, любит ли она его. Тем не менее, Екатерина Ивановна любила Шварца всю жизнь, и опасения его были напрасны. Она покончила с собой через два года после его смерти. Именно к ней были обращены его последние слова: «Катя, спаси меня». Он был уверен, что она может спасти его от чего угодно, – и не без основания: внутренней силе и цельности этой женщины мог позавидовать иной мужчина.

 

При жизни Сталина пьесы Шварца были запрещены. Спектакль «Дракон» сняли с репертуара сразу после премьеры. Пьеса оставалась под запретом до 1962 г., та же участь постигла и «Тень». Но автор не унывал, хотя болело сердце и все сильнее тряслись руки. Почерк превратился в каракули. Он писал буквально все, о чем его просили: и обозрения для Аркадия Райкина, и куплеты, и стихи, и статьи, и цирковые репризы... А когда при Хрущеве его «Голого короля» поставили в «Современнике», это стало настоящим антисталинским манифестом. 

К собственным пьесам и сценариям Шварц относился без придыхания. В 50 лет уверял, что только еще созревает для настоящей литературы. А лучшим своим произведением считал не знаменитые «Тень» или «Дракона», а драму «Одна ночь» – о том, как переживали блокаду простые ленинградцы.

 

О талантливом писателе снято несколько биографических документальных фильмов. С наступлением настоящей свободы его пьесы-сказки начали ставить за границей - в Германии, Израиле, США, Польше, Чехословакии и других странах. Известный режиссер Марк Захаров создал великолепный фильм «Обыкновенное чудо». Зрители и читатели и сегодня не устают восторгаться смелым полетом мысли писателя и его раскованностью. 


Печать   E-mail