Без антракта: культурная жизнь блокадного Ленинграда

Люди-тени, тянущие за собой из последних сил санки с «пеленашками»; знаменитые 125 граммов хлеба и холод: эти образы первыми приходят на ум современному человеку, когда речь заходит о блокаде Ленинграда. Но как это не покажется пародоксальным, в осажденном городе ни на день не останавливалась культурная жизнь.

 

Знаменитая симфония Шостаковича

Симфонию, которая получила название «Ленинградская», композитор закончил в декабре 1941 года, уже в эвакуации. Исполнить это произведение предстояло оркестру Ленинградского радиокомитета под управлением Карла Элиасберга. Самой суровой блокадной зимой музыканты не собирались и не выступали, репетировать начали лишь в марте 1942-го. С фронта в оркестр вернулись тромбонист и валторнист, флейтиста на первую репетицию привезли на санках – у него отнялись ноги. Дата ленинградской премьеры Седьмой симфонии – 9 августа 1942 года – была выбрана неспроста. Именно на эту дату уверенный в скором взятии города Гитлер назначил бал в гостинице «Астория», которая находилась прямо напротив немецкого посольства.
 
Для театралов в блокадном Ленинграде было обычным делом после звуков воздушной тревоги встать и спуститься в бомбоубежище в самый разгар концерта или спектакля. Как только обстрел завершался, зрители возвращались в зал. Во время премьеры симфонии №7 у врага не получилось устроить незапланированный антракт.

 

Театральная жизнь

«Смертное время» – так говорили ленинградцы о самых голодных и холодных месяцах в конце 1941-го – начале 1942-го годов. Удивительно, но в этот период залы театра Музыкальной комедии были заполнены на 80 процентов днем и на 50 вечером. За билетами стояли в очередях, иногда меняя их на порцию хлеба. Зрители и актеры как никогда были нужны друг другу. Зрители, у которых не было сил аплодировать, просто вставали со своих мест. Многие старались выразить свою благодарность артистам, делились последним куском хлеба или приносили рукописные открытки. Говорят, что некоторые даже умудрялись находить в зимнем блокадном городе живые цветы. Все эти подарки помогали артистам выживать.
 
Театр музыкальной комедии был единственным театром, который работал в Ленинграде все 900 блокадных дней. Как и во всем городе, отопления в здании не было. Зимой температура в помещении опускалась до минус восьми. За кулисами артисты кутались в тулупы, а на сцене исхудавшие балерины танцевали в трико, под которые надевали шерстяные рейтузы. Так было теплее, и ноги казались полней. За годы блокады 56 сотрудников театра умерли от голода. В январе 1942 года детей собрали на «Елку». Никого из тех, кто пришел, не удивило, что из театра выносили скончавшегося от дистрофии служащего в ливрее...

Выездные театральные бригады давали по 10 концертов в день на фронте. Веселье, песни, танцы – все, чтобы на полчаса-час отвлечь солдат от войны. А после выступления – общение с бойцами. Некоторые просили передать записки и письма родным, оставшимся за кольцом блокады. Сотрудники театра старательно исполняли поручения и разыскивали родственников фронтовиков в осажденном городе.

 

Бесценные библиотеки ленинградцев

За три года блокады в Российской национальной библиотеке, которую в народе звали «Публичкой», было выдано 505 тысяч изданий. Как строить землянки, как укладывать дороги на болоте, как развести огонь в пещере, чем лечить огнестрельные раны – таковы были основные запросы читателей блокадного времени.

«Евгения Константиновна Ардова, главный библиотекарь, которая провела всю блокаду в Ленинграде, писала, что однажды явились летчики со срочным запросом: нужна книга об эстонских горючих сланцах, да еще и с картой этих месторождений. «Пошла я с лучинкой в подвал, где прятались наши каталоги. Книга такая была, я ее помнила: «Путеводитель по прибалтийским странам». И сланцы там были, и карта была. Лучинка помогла мне найти в предметном каталоге шифр, а другая лучинка помогла найти в фонде и саму книгу. Это было как раз то, что нужно, а через два-три дня мы с чувством торжества прочитали в «Правде» сообщение о том, что наша авиация разгромила месторождение эстонских сланцев. Вот вам и наша мирная профессия», – рассказывает ведущий научный сотрудник отделения Истории библиотечного дела РНБ Галина Михеева.
 
Книги спасали людям жизни, а библиотекари спасали книги. В квартирах эвакуированных или умерших жильцов оставалось немало ценных изданий. Работники библиотеки зимой с санками, летом – с колясками обходили полуразрушенные дома и вывозили уникальные собрания.

 

Музеи

Во время войны продолжало работать и еще одно место привычного досуга петербуржцев — Эрмитаж, несмотря на то, что в июле 1942 года в Свердловск было эвакуировано 1 миллион 200 тысяч из 2 миллионов экспонатов. Даже малая часть оставшихся шедевров, сырость и холод не могли остановить работу: проводились экскурсии, читались лекции, писались научные труды. Комендант Эрмитажа — Павел Филиппович Губчинский — в благодарность за помощь провёл экскурсию для молодых курсантов. Губчинский смотрел на пустые рамы и рассказывал о полотнах в мельчайших подробностях, а моряки будто видели эти картины.

 

Кинотеатры

В блокадном Ленинграде работали около двух десятков кинотеатров — «Аврора», «Октябрь», «Художественный». Показывали документальные и художественные фильмы. Зрители полностью заполняли залы, даже если приходилось прерывать просмотр и уходить в бомбоубежище в случае сигнала воздушной тревоги.

 

Зоосад

Родители хотели, чтобы дети продолжали вести обычную жизнь, в которой есть место привычным радостям, поэтому на выходных семьи ходили в Ленинградский зоосад посмотреть на медвежат и обезьянок или на всеобщую любимицу — бегемотицу Красавицу.

 

Таков был ход событий культурной жизни сражавшегося Ленинграда. Вспомним, блокада несла с собой жесточайшие испытания и муки: голод, холод, бомбежки и артобстрелы, тяжелейшие физические и душевные травмы, наконец – саму смерть. Но жители осажденного Ленинграда держались до последних сил и даже сверх сил. И только в этом постоянном, каждодневном сопротивлении обстоятельствам была заложена возможность спасения. Город-фронт выстоял и одержал победу потому, что были до предела напряжены не только физические, но и духовные силы его жителей. 


Печать   E-mail